Любовь и время



0@B8=:8,Знаешь, друг, не зря говорят, что любовь возможна только на растоянии. Ведь расстояние лишает влюбленных самого главного – возможности радоваться тому, что эти люди рядом, что они вместе.

Нет, конечно, никакие километры не способны стереть эту связь между двумя людьми, решившими, что они стали друг для друга второй половинкой. Но понимаешь, так иногда хочется обнять свою возлюбленную… а ее рядом нет. Желание от этого никуда не исчезает, а только наоборот, усиливается. К тому же это – неплохое испытание. Любовь ведь любит испытания, правда?
Но я бы кое-что добавил в эту народную мудрость. Не только расстояние способно укрепить чувства. Я думаю, километры смело можно заменить часами. И это испытание куда жестче, чем пытка расстоянием. Ты всегда можешь плюнуть на все свои дела и отправиться в дальний путь, чтобы рано или поздно оказаться у подъезда того дома, где на пятом этаже живет твоя любовь. А время… нет, с ним ты ничего не сделаешь.

“Три года живет та любовь, что не штурмовала вершины и не побывала на дне, а свалилась с неба готовенькая”. Так, кажется, звучит цитата? А еще одна знакомая дама-психолог сказала, что лишь через полгода человек может “отпустить” того, кто не разделил с ним чувств. А сколько времени нужно тебе, чтобы понять, что никакое время уже не способно выбить из головы и сердца тот снаряд, которым прочно засела там твоя любимая девушка? Что даже если вы однажды расстались, вы непременно сойдетесь снова? И что не через три, не через пять лет, ни даже спустя целую вечность ничего ты не поменяешь в своем видении ситуации?
Мне понадобился год.

Однажды мне исполнилось 22 года, я помню, тогда мне нужно было купить ванну в Минске цены которой не превышала бы моего бюджета. Это случилось почти за месяц до начала футбольного чемпионата Европы в Португалии и через два дня после Дня Великой Победы. Я тогда доучивался на факультете права в своем не слишком известном даже в пределах МКАДа городе и встречался с очаровательной девушкой Александрой, моей однокурсницей. Она приехала из другого города на обучение, но мы познакомились задолго до первого курса на каком-то сайте дневников наподобие ли.ру, только на немецком. Наверное, поэтому она все время считала меня чем-то вроде брата, которого у нее никогда не было. А я… я с какого-то времени стал считать ее своей возлюбленной. Которой, кстати, тоже у меня никогда не было.

Вообще-то “встречались” – это бабка надвое сказала. Да, мы виделись в институте. Она старалась не пропускать ни одной пары, чтобы ни дай бог в ее знаниях не образовалось пробелов. Нетрудно догадаться, что это напрямую влияло и на мою посещаемость предметов. Преподаватели очень любили нас за это, потому знания, в общем-то, и не были нам особо нужны – до непосредственной сдачи экаменов дело доходило крайне редко, зато от “автоматов” отбоя не было. Однако недостаточно видеться лишь в стенах института. Я постоянно приглашал ее куда-нибудь, делал ей какие-нибудь сюрпризы, а если фантазия брала выходной, я мог просто позвонить ей вечерком. Наверное, в этом и заключалась моя ошибка. Я не давал ей передышки. Просто нужно было иногда позволить своей Саньке соскучиться…

Не скажу, что она была холодна. Нет, мы нравились друг другу. Но парой мы не были.

Итак, 11 мая. Точнее, стоит начать с вечера 10-го. Я решил не слишком усердствовать в процессе отмечания Дня Победы, поскольку коллектив у нас был небольшой, но достаточно плотный, а значит, все свежие вести с празднований чего бы то ни было очень скоро доходили до ушей всех в этом коллективе. Мне очень не хотелось прослыть в глазах возлюбленной любителем наступить на стакан. К тому же нужно было быть в состоянии отвечать на первые поздравления, ведь я знал, что в первые пять минут моего двадцатидвухлетия поступит ее звонок. Я был во всеоружии, бодр и весел. Ведь день рождения только раз в году, не так ли? Это было слегка необычно, но я планировал сам подарить ей подарок на свой день ождения. Не очень глобальный, но невероятно приятный – съездить на выходных в Питер. Я был там много раз и точно знал, что ей понравится.

Я был прав – она позвонила самая первая, если, конечно, не считать двоюродную сестру, которая поздравила меня еще утром десятого. Сестренка вечно немного опережает календарь, впрочем, мне от этого не менее приятно.

Что случилось потом, сложно сказать. Либо я был слишком настойчив, либо она не была готова к тому, что мы дернемся куда-нибудь без нашей уютной компании однокурсников… но последовал разбор полетов, в процессе которого она явно дала мне понять, что наша дружба – это величайшее наше достижение, и лучшее здесь будет явным врагом хорошего. То есть нечего было и надеяться на что-то большее. Но в глубине души я понимал, что она и сама-то себе не очень верит…

Следующие две недели она старательно меня избегала. Это было совсем не сложно, ведь начался преддипломный период, и в институте мы появлялись дай бог раза два в месяц на консультациях. На звонки она либо не отвечала, либо ссылалась на занятость, которая, конечно, никак не мешала ей быть онлайн Вконтакте. Встретиться с ней тоже составляло определенные трудности. Вообще-то я и не знал, что скажу ей при встрече. Вид же у меня был достаточно паршивый.

Отсутствие необходимости следить за собой (да, до такого я докатился, даже рубашки и те не стирал, покуда не кончались чистые) вкупе с легким вино-водочным парфюмом и вовсе лишали меня всяческой привлекательности в глазах никогда не пьющей и вечно ухоженной Александры.

Да, я немножко запил. Понимаешь, я построил всю свою жизнь вокруг этой девочки. Все вокруг меня имело одну четко определенную боевую задачу – помочь мне взять штурмом эту, с позволения сказать, миниатюрную крепость. На самом деле, я никогда не хотел быть юристом. Мне больше была по душе вольная журналистика. Но именно моя подруга стала решающим фактором при выборе профессии. И когда боевая задача стала неактуальной, вооруженное до зубов и жаждущее битвы бытие обрушило всю свою мощь на меня.
Я просто не мог смотреть на все, что меня окружало. На подоконнике стоят цветы? Ну да, эту корзинку подарила мне Санька на 23 февраля. Удивительно, как они еще не завяли… А этот коврик для мышки я для нее выиграл в каком-то конкурсе на Игромире, но оказалось, она предпочитает тачпад ноутбука. А это что? Мой студнческий? Черт, невыносимо.

Не помню, как я дошел до этой сумасшедшей идеи – отправиться в военкомат. Но план был достаточно простым – сбежать куда-нибудь подальше от всего этого безобразия и переждат. Просто переждать. И чтобы никто из знакомых об этом не знал. В институте был взят академический, самые близкие родственники оповещены и проинструктированы. Я надеялся отправиться куда-нибудь на дальний восток, но как назло оказался в барыбинской учебке, что всего в часе езды от Москвы по Каширскому шоссе.

И действительно, армия очень быстро отвлекла меня от ненужных мыслей. Когда шагаешь целый день по плацу, кушаешь суп со вкусом воды и запиваешь это компотом со вкусом этого же супа, мысли быстро переключаются на другие темы. Лишь перед сном получалось выкроить время чтобы прислушаться к себе: “Все еще любишь?”. Да, люблю.

Я не зря упомянул про чемпионат в Португалии. Мы задолго до его начала договорились с группой просмотреть матч открытия в одном уютном спорт-кафе недалеко от института. Именно тогда отряд, наконец, заметил потерю бойца. Чтобы я и пропустил футбол? Меня начали искать. Мне звонили домой, но бдительные родственники, предупрежденные о подобном сценарии развития событий, ничего не говорили. Ко мне домой приходили. Отец с хитрой ухмылкой говорил, что меня сейчас нет дома, а мама стояла рядом и кивала, тоже с довольной ухмылкой. Я не поддерживал контакт ни с кем из них.

Но черт возьми… на то мы и юристы, чтобы добраться до истины.
Однажды спустя 5 месяцев службы, за пару дней до распределения по частям нашей необъятной и бдительно охраняемой нами Родины, меня вызвали на КПП. Я ждал этого, потому что собирались приехать мать и отец и передать мне чего-нибудь в дорогу. За несколько шагов до порога комнаты посетителей мне пришла смс. Родители писали, что задерживаются, но кто же тогда ко мне изволил приезать?

Я поднял глаза и увидел своих однокурсников. Точнее, их я увидел потом. А пока мой взгляд уперся в удивленные и немножко измученные, но все равно самые красивые Санькины глаза. Однокурсники очень быстро поняли, что нас следует ненадолго оставить.
Я совсем не ждал этого визита, честно. Однако армия немножко обучила меня бороться с неожиданностями. Мы устроили там такой разбор полетов друг другу, что сам командир батальона бы мне позавидовал. Но мы вынесли из этой беседы главное – мы не можем друг без друга. Остаток службы я провел в горной бригаде в городе Моздок, но связи с друзьями больше не терял. А главное – мы общались с ней каждую неделю. И нам было хорошо.

Мы женаты уже три года, и я с легкостью могу разбить в пух и прах любого, кто говорит, что любовь живет три года. Наша любовь будет жить еще много-много раз по три года.

Кстати, Саня не говорит мне, как они вычислили номер моей войсковой части. Что ж… интрига в отношениях тоже должна быть.


Найти похожие статьи по фразам: Любовь время








С этим читают так же:

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Оставить отзыв

MAXCACHE: 0.36MB/0.00177 sec